«...Когда в стране наступает очередной трындец,

Таких как я вызывает он в свой мрачный дворец...»

дисклеймер: мы уважаем высказывание каждого человека, считаем нужным спорить и анализировать, а не затыкать рот друг другу

Автор сие стиха Семен Слепаков - достаточно известная фигура массовому зрителю, играл в КВН и стал широко известным в Комеди Клаб благодаря своим ранним стихам, один из которых «Обращение к акционерам Газпрома» - хит далекого 2012-го. Известность приобрел своим умением складывать слова в рифму и подбирать бардовские аккорды для текста, тем самым гранича в музыке между блатными и шансоновскими стилями. В этом крылся один из успехов его деятельности тогда. Еще особенность, которая в контексте Комеди Клаба 10-х годов выглядела свежо и уморительно – сама подача и акцентированное внимание на деталях российской жизни. Это злободневные высказывания по поводу людей и их отношений между собой, государства, состояния жизни некоторых отдельных групп граждан. Все новое - хорошо забытое старое – а именно забытая традиция, тянущаяся еще от таких наблюдателей современности как Высоцкий, Жванецкий (монологи не под музыку), которые владели вниманием аудитории в свое время и были медиаторами современности, чутко улавливающими ее колебания.

Я затеяла этот текст с той целью, чтобы оценить стих Слепакова, который он выложил 31 января в своем Инстаграме, с точки зрения литературного мастерства. Я хотела бы проанализировать литературные приемы и структуру произведения, и вывести дискуссию об этом стихе на новый уровень, конечно же не упуская из виду контекст написания. Для начала я бы хотела обрисовать некоторое сценическое направление творца, подачу и темы, чтобы у нас сложилось впечатление об этом творящем субъекте. 

scale_1200-15_edited.jpg
102090.jpg
scale_1200-16.jpeg

Фотографии из открытого источника Яндекс.Картинки

Для людей, которым по счастливому стечению обстоятельств не доводилось слушать песни Семена Слепакова, для таких счастливчиков я проанализировала 46 видео на канале Семена Слепакова в Ютуб. Уверяю вас, что такая скромная цифра не должна вас смущать – далее не имеет смысла слушать, песни имеют свойство повторяться, использование заезженных тем для нас ценности более не имеют, кроме как констатации того обстоятельства, что автор находится в состоянии стагнации. 

Итак вот, что мне показалось ценным выделить:

  • Образ. Искренний свой парень, парень с гитарой, обличающий повседневность. Он наблюдает за жизнью и язвительно представляет некоторые детали обыденности, помещая в определенный контекст, который точно будет узнан зрителями.

  • Манера. Это новаторский образ и подача на ТВ, с моей точки зрения, для того времени, в которых сочетались - спокойствие и равнодушие, с одной стороны, и шутки и остроты на тему, с другой. Такой диссонанс привлекал внимание зрителя. Семен Слепаков не пел свои произведения, в крайних случаях мы встречаем распев. Он в духе фельетона читал остроту под музыку.

  • Темы. Это все то, что интересует далекого (от сцены Камеди Клаба) и невнятного среднестатистического российского зрителя. Примерный разброс: отношения с женой и с женщинами в целом (ссоры, измены, теща, проблемы в отношениях), алкоголизм и любовь к выпивке, работа (скучная, начальник-дурак, большой объем монотонности), актуальные истории и инфо-поводы  времени, когда писался текст песни.

В целом важно отметить, что все эти темы можно объединить одной большой (за исключением новостей) – мужские проблемы и  взгляд на эту детализированную повседневность.

  • Простой язык повествования, частые повторения в тексте и незамысловатый сюжет способствует легкой усваиваемости текстов. Похоже на то, как съесть десерт на ужин – сначала очень вкусно и легко, а потом тяжело и невыносимо от переедания. 

Семен явно работает на интригу в музыкальных заметках, он подбирает метафоры, намеренно снижает стиль повествования (распространенный прием – использование мата или грубых слов, сексизм и провокация) и также снижает ожидания у зрителей, которые получат ощущение непредсказуемости и ошарашенности. Он играет со словами и их значениями в контексте, например в песне «Печень» использует слово похожее по написанию первыми пятью буквами, а в целом имеющее совершенно другое значение: «печень, печень, печенюшка». Излюбленный прием Семена – использование омоформ (показательная песня «Мать», «Море работы», «Залепи свое дупло»).

  • Музыка. Смешение барда и шансона, также в некоторых песнях можно обнаружить элементы кавера на популярные российские поп и рок-композиции. 

  • Политика. Из 46 песен я выделила следующие песни как политически окрашенные: «Париж», «Обращение к народу», «В моей стране все есть», «Милиционер- коррупционер», «Президент России», «Патриотическая-эротическая», «Песня про нефть», «Купи говно», «Песня российского чиновника». 

3845159_large.jpg
2_pad20180807T113642__3xkicse.jpg

Известная нам, из выше сказанного, подача Семена Слепакова уже показывает, что эти песни скорей имеют негативный окрас. Чаще всего образ страны в ней рисуется как место, где живут бедные люди, которым нечего есть, но при этом есть богатые чиновники, которые живут более чем достойно. добываются несравненные ресурсы страны, которые дают богатство, а оно не принадлежит людям. Саркастический тон и легкая подача делают эти сюжеты преувеличенными и абсурдными, но в цирке все может быть смешно, а когда бьют клоуна в реальной жизни, становится грустно на это смотреть. 

Я надеюсь, что я ясно обрисовала направление творчества. Я попыталась выделить важные элементы деятельности Семена Слепакова, беря во внимание только его произведения и продукт, а не личность творящего субъекта. Однако, перейдем к центральной части. 

СТИХ ПРО ДОБРО.

Добрые блюстители
Легитимных мер
Глаз сожгли водителю
За номер «а эм эр».

Путинского прихвостня
Снявши со столба,
Сапогами пиздила
Добрая толпа.

И за либеральи
Ценности свои
По ебалу дали
Парню из ГАИ.

На «прикольный» митинг
Звали ребятню - 
Детки, приходите
Прогонять гэбню!

Это будет весело!
Это будет класс!
Может, даже месиво
Сделают из вас!..

Крыли всех хуями,
Кто добра был чужд,
Мол, сгноим вас в яме
Ради добрых нужд!

Будет вам наука,
Мы не Лев Толстой!
На дороге, сука,
У добра не стой!

Жопою на вилы
Зло надеть пора!
Есть на это силы,
Братцы, у добра!...

Так со злом сражалось
Милое добро,
Позабыв про жалость,
Очерствив нутро.

Храбро, беззаветно,
И во вкус вошло
Так, что незаметно
Стало злей, чем зло.

ссылка на пост

Стих Семена Слепакова вызвал общественный резонанс своим посылом и смыслом высказанного. Стих посчитали неприемлемым высказыванием со стороны популярного автора обличающей музыки. После протестов 23 января многие звезды высказывали свои мнения насчет происходящих событий. Мы знаем контекст более чем достаточно, и все же не будем здесь оценивать моральность этого поступка. Оценим художественную составляющую стиха. Начнем с того, что выразить свое отношение в стихотворной форме – креативный ход, который сразу выделяет это мнение среди тысячи других написанных прозаичным текстом. Но Семен Слепаков, как мы уже поняли, достаточно долго владеет пером и имеет талант набросать еще пару строк, совершенно для него не обременительных.

О технике. Данный стих не имеет конкретного точного метра, как классический пример стиха Пушкина, но я предполагаю, с оговоркой, что это вольный хорей. К тому же соблюдать ритмичность – не современная тенденция. Хорей – наиболее простой и распространенный ритмический рисунок в стихосложении. Рифмовка стиха очень распространённая – перекрестная. Преобладание отдается таким частям речи в конце стопы, как наречие и существительное. В основном в стихотворении преобладают бедные рифмы – рифмуются на одну-две буквы в конце слова, но некоторые примеры рифмы я бы хотела отметить. Вот например, Семен играется словами и даже их смежным написанием в данном четверостишие: 

Крыли всех хуями,

Кто добра был чужд,

Мол, сгноим вас в яме

Ради добрых нужд!

Обращаю внимание на то, что автор ловко заменяет одну букву в слове «чужд» и получается совершенно другое слово, к тому же и с богатой рифмовкой. Этот прием развивается автором и далее, и похожее происходит в сочетаниях, иногда правда не точно повторяя буквы рифмующего слова: «вилы – силы» 8 четверостишие, «сражалось-жалость» (9), «беззаветно-незаметно» (10). Также стоит отметить, такой прием автора, в котором в сочетании «хуями-в яме» - используется звуковое сходство слов. Этот ловкий прием играет на руку автору и красиво обыгрывает строчку. Можно сказать, что это омофоны, но мне кажется это неточным высказыванием с моей стороны.

Про красоту. Стих, как вы уже могли убедиться, не кишит красивыми оборотами и скрытыми смыслами. Он не богат на художественно-выразительные средства. И все-таки я постараюсь выделить в нем что-нибудь. Мне кажется, самый главный прием, который делает этот стих резонансным и ярким – это уничижающая гипербола, которая служит усилению образа кровавой либеральной толпы. Тут прослеживается явное сравнение людей, кто ратует за свободу с теми, кто убивает и решает дело только насилием. Отсюда это противопоставление и игра «добра и зла», где эти категории меняются смыслами, но не обликом. Автор в конце предупреждает, что добро может стать злее, чем зло, от которого вы хотели избавиться. Оторвано и без контекста, во вселенском масштабе это конечно верное изречение, но стих повествует об определённых событиях, а не является рассуждением на тему моральных дилемм, понятий добра и зла. Этот стих-предупреждение (так как в нем не использованы события хоть отдаленно напоминающие реальное обстоятельство дел) рисует печальный прогноз либерально настроенным людям, предупреждая их о том радикализме, которое охватывает это течение все больше и больше. «Добрым блюстителям» автор приписывает множество действий, которые несут лишь разрушение и насилие, здесь проявляется эта главная антитеза произведения, противоречие – добрый блюститель и такие глаголы действия и фразы как: «Глаз сожгли водителю», «снявши со столба», «Сапогами пиздила», «По ебалу дали», «Мол, сгноим вас в яме». Саркастическая нападка может дать нам основание считать, что такова позиция автора к тем, кто хочет бороться со злом, но не будем в этом столь категоричны. Проплаченное мнение или искренний порыв – этот вопрос неподвластен нам, хотя подобное уже случалось. Можно вспомнить клип Слепакова «Побазарим за культуру» (2018), который был выпущен за несколько недель до единого голосования, на которых также проходили выборы в мэры Москвы. Сергей Собянин был тогда безоговорочным лидером. Интересно то, как клип появляется – клип является пародией на песню Шнурова. В клипе поется о прекрасной Москве, о неправоте Шнурова, но оба сходятся на том, что Москва похорошела и имеет множество достоинств. (Статья на Медузе об этом)

Снимок экрана 2021-02-12 в 18.59.13.png

Итог. Стих вызвал большой отклик у разных сторон, кто-то говорил «Спасибо» за смелость высказывать такую позицию вслух, кто-то совершенно не понимал смысл этого памфлета при нынешних обстоятельствах (кстати всем тем, кто не понял, тем людям Семен Слепаков адресовал еще один стих в своем Instagram). Как мы выяснили из небольшого анализа его творчества, Семен Слепаков любит низводить все до простых форм, использовать резкость выражений и преувеличивать образы, играя на грани реальности и воображения со зрителем или читателем. Гипербола и контрасты, прозрачные намеки автора не делают стих едким и остроумным. Мы убедились, что в нем нет скрытых смыслов, сложных образов и метафор – карикатурность событий, и то гипотетически возможных – это смысловое ядро произведения. Это произведение – пример формульной литературы, которая использует знакомые формы, в связи с чем потребители чувствуют удовлетворение, безопасность и ощущение стабильности от ожидания нового произведения от этого автора. Также важно для формульной литературы артикулировать стереотипами, авторы оживляют стереотип, добавляя к нему знакомые современные черты, чтобы привлечь внимания у потребителя[1]. Но «Стих про добро» не может привлечь внимание, кроме темы, на которую он высказывается, он не носит в себе литературной ценности и интереса. Мы не знаем, был ли корыстный интерес в написании стихотворения или это субъективное мнение, и все же публичной личности в не рамок какого-либо проекта стоит более осознанно подходить к своим выражениям. Формульную литературу не стоит недооценивать, есть множество примеров прекрасных массовых произведений, но есть что-то, что все-таки делит эту же формульную литературу на качественную (высокую) и на низкую: «Мастерство в формульной литературе как раз и сводится к умению автора подвергнуть нас сильнейшему возбуждению, убеждая при этом, что в формульном мире все всегда отвечает нашим желаниям. Три литературных приема, которые чаще всего используются формульными писателями, - это напряжение (саспенс), идентификация и создание слегка видоизмененного, воображаемого мира»[2].

 

[1] Кавелти Дж.Г. Изучение литературных формул // НЛО. 1996. № 22. С. 33—65.

[2] Кавелти Дж.Г. Изучение литературных формул // НЛО. 1996. № 22. С. 46.

Виктория Корнеева