Минус 18

  Кого можно увидеть в 2 часа ночи? Наберется с горстку людей. Но видимо суровые «минус 18» отпугнут и этих заплутавших. Хотя нет. Редкие круглосуточные дают помелькать уставшим мордочкам кассиров. Они вяло посматривают в окна, им бы хоть и на эти ошалелые 18 градусов мороза выйти, лишь бы покинуть притон для тех, у кого плохо с образованием и с поиском работы. Но нечего рассуждать о них. Их взгляд не показатель и не определитель. Лучше уж подумать о сраных «снежинках», зачем им вообще такое ласкательное имя? Ну да, для приятных историй на Рождество, для детей, которых всегда обязательно нужно усюсюкать, пусть даже и названьицем. 

 

  Да и зачем я вообще сам себя раздражаю? Хотя может иногда стоит переводить драматическое бессилие в осознанный небессильный гнев? Словам ничего не стоит окраситься в чёрное и просто улетать, не очерняя и не губя других. Однако, я все же устал сжимать челюсть. Эта тупая грубость она очерняет изнутри, уничтожает частички светлого, радугу душевных переживаний. Таких разнообразных по своей сути, которые вместе и рождают тот свет, который освещает дорогу впереди, да так светит, что ты видишь, куда и зачем, и можешь захватить кого-нибудь с собой. Но ты говоришь себе: нет. И гаснут все свечи, все фонари, все источники света. И само солнце души уходит за горизонт, оставляя пустоту ночи, где некого звать и некуда идти. Все поглотилось и уничтожилось. 

 

  В такой пустоте пропадают и смыслы. Остаётся одно тело. Ты стал сплошной физиологической потребностью. Жрешь лишь бы жрать, пьёшь лишь бы пить. Ставишь на конвейер производство и поглощение. Только из этого ничего не рождается на свет, ни внутри, ни снаружи. 

И сейчас так же. Да наплевать бы на эти снежинки, но нет, они же за шиворот лезут, неприятно. Обернись. Не за спину. Обернись прямо вовнутрь, посмотри туда, может лучше там поищешь неприятности. Тщетная попытка, в пустоте плохого нет. Там пусто. Нейтрально. Ничего. Считай аннигилировался. Смешно. Такая формулировка больше подходит для нового старта: «все, я обнулился, теперь независим от прошлых падений и взлетов, и готов к свершениям, которые ожидают меня в светлом будущем». Вот вам аннигиляция. Хотите другое, более правильное слово? Я опустошился, позволил стать душе вакуумом. 

 

  И как же тебе не стыдно в таком положении морщиться от снега? 

 

  Ты максимально пытаешься себя забыть. Откуда ты сейчас идёшь? Откуда? 2 часа ночи. Минус 18. А ты где? Дома и с семьей? Или может быть в шумной компании развлекаешься с интересными или просто веселыми людьми? Нет. Далеко не так. Ты бредёшь из гребаного кинотеатра, в котором в очередной раз уходил от реальности. Да ты и спишь по 12-15 часов, только чтобы закрыть глаза, замуровать их подольше от осознания всего жизненного падения. И что тебе снится? Конечно, милая школа, где тебе улыбаются, где ты обращаешь на себя внимание, где ты достоин чего-то большего, чем просто существование. Сны кончаются вместе с грезами по прошлому. Ты говоришь себе, что лишён прошлого. Ты ошибаешься, прошлое висит у тебя за спиной как кандалы у заключённого. Страшная ноша потерянных лет. Страшна даже не ноша, а то, что ты сам кандалы надел на себя, а ключ давно потерял.

 

  Пришлось присесть. Перевести дух. Ноги-то не устали, передышка нужна голове. Она с собой не справляется. Постоянные перегрузки. Тяжело, когда разрывает на части. 

 

  Первый снегопад. Что вы хотите услышать? Небось, про снежный ковёр, которым укрыта земля. Про отяжелелые ветви деревьев, которыми те тянутся к земле, чтобы прижаться, передохнуть с минуту и вновь стоять молча годы, не единым движением, не давая повода сочувствовать им. Не это все бросается в глаза. Берите тоньше. Чувствуйте глубже, это же природа. Осязаемый глазами образ создаёт лишь одну картину мира. Одну из. Напрягите уши. А потом расслабьтесь. Вы же сами слышите эту мягкость. Эту необычайно спокойную мягкость полёта и приземления. Вам не дано услышать треск раздавливаемых каждым шагом снежинок. Раз не дано, бросьте это. Ощущайте по-другому. Свежесть проникает сквозь вас. Вы напитаны ею. Вы хотите сказать, что уже сверх меры. Увы, остановить нет возможности. Тогда одна подсказочка. Расширьте ноздри, дайте воздуху наполнить легкие. Да, вы все так же при своих токсичных заводах и дырках в озоновом слое. Но согласитесь, вы же будто дышите вместе с Богом наравне. Даже не воздухом, а самой зимой, вы пропускаете через себя вьюгу. А значит, вы все равно что растворяетесь в ветре. Нет тела, нет холода, нет дрожи, есть сплошная и нерушимая связь между тобой и природой. И не в снежках дело, и не в снеговиках. Чистота погоды. Природа сбросила летний наряд, продала его задешево в осень и теперь вовсе гола, как камень. Теперь же все-таки аннигиляция, обнуление ради нового старта. Природа - вечна, её цикличность, но наравне с этим и изменчивость - в подтверждение. Каждый год организмы, заканчивая своё время, умирают, оставляя место другим. И поэтому колесо жизни вертится дальше, не останавливаясь. 

 Но для каждого конкретного организма этой круговерти нет, он видит последовательность, в которой он не колесо, а целая телега, которая куда-то движется, и это движение заботит абсолютно каждого. 

   Пора вставать. Моя телега тоже должна двигаться. Как ни старайся разделить, расцепить жизнь на части, попытки будут тщетны. Время неостановимо и неумолимо. Мы пробуем классифицировать. Есть детство, есть отрочество, юношество, потом зрелость и.. старость. Есть прошлое, настоящее и будущее. Но так или иначе, все мы станем прошлым, так же, как и все мы когда-то были будущим. В любой момент жизни мы те, что родились, мы меняемся, но остаёмся теми же. Мы только делаем пометки для себя. Вот мы были наивны и молоды, прошло время, жизнь нас понатаскала по передрягам, и теперь мы со шрамами на пол лица молчим в сторонке, пока пустословы горланят направо и налево. Так-то оно так, но это все тот же ты. Меняется место, объекты остаются. 

 

 

 

 

image1.jpeg

  И вот, казалось бы, чего тогда голову наклонять, идти будто с простреленным коленом. И все ясно, но где найти отправную точку? Никто не найдёт той снежинки, с которой начался снегопад, никто не может определить, кто был первым человеком, никто не сможет определить, когда человек стал человеком. И как тогда тебе определить, где ты оступился, где потерял нить, когда выключил свет в своей жизни. 

 

  Причины и следствия соединяют объекты, события и явления, образуя непрерывность Времени. Но раз уж я не могу найти причину, и если мы остаёмся собой всегда - то впору думать о том, что мы лишь движемся хаотично, и никто не знает, куда нас приведёт выбранное направление. Миллионы и миллиарды объектов в мире, куда бы они не стремились, все равно образуют некоторую картину. Убери одного - и ты не заметишь разницы. Что-то сдвинется, столкнётся и замкнётся опять. Снежинки похоронят ту первую, и снегопад непременно покроет землю тысячей тысяч новых. И никто не будет интересоваться отдельными экземплярами, всем важен снегопад, такой, знаете ли, парад жизни. Парад... вот он я. Пришедший. А кого я оставлю? Кто придёт мне на смену? И вот получается, что ты не идущий, а лицезрящий. Кто последний раз спрашивал тебя о тебе? Ах да. Проблема в другом. Спрашивать, тебя спрашивали, вот только ответов не получали. Видели, как ты закрываешься в себя, зарываешься с головой в самобичевание. Ладно бы просто критиковал, то есть дробил на «+» и «-». Нет, ты просто мчался от собственной жизни. Ты закрывал глаза на то, что следовало сделать, хоть, правда, и понимал, что, видите ли, нехорошо это - самому заходить в болото. И вот, погрязнув в том, что по сути своей несущественно или второстепенно, ты напрочь выкинул из своей жизни все самое важное. И дело-то не в снежинках, не в постоянных созерцаниях и огорчениях по поводу неба, земли, воды, огня и всех других видимых и невидимых сравнений и метафор. Ты стал врать, у тебя не осталось людей, знающих всю правду, ты рассчитывал на доверие ближних, которое заслуживал, в прошлом решая свои проблемы самостоятельно. И оставшись с собственной правдой наедине - ты ей проиграл. Понятно, бой был неравен, но выбор был за тобой. Ты хотел красоты падения - получай. «И остался один путник в земле, где ни дорог, ни домов, ни людей. И не мог найти выхода тот скиталец. И воззвал он к небу, вопрошая о спасении, но пал человек, в бессилии раскинувшись на земле. Ответило небо на мольбы человеческие, и пролилось тысячами дождей на землю, и та вода образовала поток, ведущий к деревне этого человека. Но в своём бессилии он потерял и всякую волю к спасению и дождь ему показался потопом, который утопит его. Обозлилось небо. И электрическую стрелу вонзило в спину странника. И перестал владеть руками и ногами. Но небесам это показалось недостаточным. Пылающее солнце сменило синеву на небосводе. И увидел человек на горизонте заветный город. И загорелись глаза того человека ярким светом надежды. Только надеяться было не на что. Это небо продолжало издеваться, в миражах оставляя несбыточную мечту. Выгорела надежда и от души человеческой следа не осталось. Вернуло небо жизнь рукам и ногам, но не пошёл человек, некуда было, да и незачем. Кому оно нужно? Тело бездушное...»

 

  Стало как-то совсем холодно. Телефон разрядился, все магазины по пути закрылись. Ладони и ступни окоченели, подходит к концу дорога. Теперь быстрее охлаждаюсь, внутри не греет. В карманах так же. И все же кончается путь, хоть дома «моего» и близко ещё нет. Удаляюсь. 

 

  Удалялись его шаги, оставляя на снежной дороге следы. За шагом шаг. Все тише становилось вокруг. Вот снегопад забрал всякие звуки. И неслышно стало людей. А точнее одного конкретного человека. Снегопад усилился. Снежинки закопали следы, а силуэт вовсе пропал из виду, растворившись в белом потоке. 

Рис. @anfchr